Горячая луна

Подойду потихоньку сзади
осторожно возьму за плечи.
Что, родная, устала за день?
Потерпи, скоро станет легче.

В водопаде волос застыну,
пошепчу ерунду на ушко,
помассирую нежно спину,
на руках отнесу в подушки.

Примощусь на краю дивана,
буду гладить твои запястья;
ты узнаешь, что есть нирвана,
ты поймёшь, что бывает счастье -

просто счастье, без яхт и "Бентли",
просто — счастье безумной ночи,
просто — времени бег замедлить,
раздирая секунды в клочья!

Ты уютно свернёшься клубочком,
подложив под щеку ладоши...
Я дарю тебе эти строчки -
с днём рожденья, моя хорошая!

20/11/2012

Птицей с веточки взлечу, звездой п'о небу,
с рифмой-деточкой гулять пойду п миру,
с миру ниточки сбирать на заплаточки...
Хорошо живем пока - что ж вы плачете?!
Веселись, народ честн'oй, скоро праздники -
разгуляются парнишки-безобразники,
красных вин напьются да до зелени,
будут к девкам приставать, как Есенины;
как Есенины ребята раскудрявятся,
что подраться, что надраться - им без разницы!
Им без разницы, а мне уж - и тем более;
я пойду гулять один в чисто поле,
в чистом поле упаду, как подкошенный
во траву да у тропинки у нах'oженной,
у тропинки буду ждать да надеяться,
что пойдет-придет ко мне красна девица.
Мы на празднике весёлом с ней напляшемся;
как зовут её, спроси - да Наташею!
Прогуляем до утра, промил'уемся,
на прощанье за селом расцелуемся,
улетит она ночной звездой п'о небу...
Я ж на ветку птицей - прыг! - да и д'о дому.

 

02/07/2004

And in her eyes you see nothing.
No signs of love behind the tears
Cried for no one.
(The Beatles "For no one", "Revolver")

С противным скрипом, словно о стекло,
обломки суток трутся друг о друга.
Ты знаешь: то, что было - то прошло,
уходит от тебя твоя подруга.
Она проснется в комнате одна,
халат накинув, сварит черный кофе,
и, чувствуя, что больше не нужна
плеснет в стакан дневных забот привычных морфий.
      Но в глазах ее бездонных
      больше нет ненужных слез,
      для любви ты стал бездомным -
      ведь любил ты невсерьез.
Ты был тем домом, где она жила,
ты был тем храмом, где она молилась.
Она твоей привычкою была,
волной морской, что о гранит причала билась.
Но временами мыслей злая вьюга
тебе напомнит губ ее тепло...
...Обломки суток трутся друг о друга
с противным скрипом, словно о стекло.
      Но в глазах ее бездонных
      больше нет ненужных слез,
      для любви ты стал бездомным -
      ведь любил ты невсерьез.

2004г.

Неуютная ночь.
Сволочь-ветер мне студит колени,
обжигает лицо
и за пазуху влезть норовит.
Мыслей клочья
прошедших измен не изменят.
Клочья слов
из надира взлетают в зенит,
фраз обрывки
в гортани взрываются матом,
стая старых обид
надо мною кружит вороньем...
Отрывной календарь
растеряет тихонечко даты,
но оставит печаль.
Извини, что мое - то мое.

На крутом берегу
я укроюсь в палатке из неба,
и костер разожгу
из твоих обжигающих слов;
заварю чифирок
из обид, перепалок и гнева,
и крутой кипяток
вдруг остудит горячечность лбов.
Перепишем букварь,
поменяем страницы местами,
и начнем все с нуля,
оттолкнувшись от буковки "Я"...
Наконец-то уснув,
сволочь-ветер утихнет над нами;
клочья чувств,
клочья душ станут словом "семья".
2004 г.

Я приду к тебе ветренным вечером,
позабыв про дела и хлопоты,
уведу по Пути по Млечному
в ночь со вторника на субботу.

Закружу в поцелуях замяти,
в облаках расстилая простыни,
а кривые задворки памяти
занавешу небесной просинью.

И в порыве горячей нежности
разлохмачу причёску русую,
и коленки раздвинув бережно
запущу тебе руку в трусики.

Твою влагу губами пробую,
глажу бёдра, колени, пальчики -
моя хрупкая, нежная, добрая -
и целую сосочки-мячики!

Подо мной ты прогнёшься кошкою,
коготки выпуская бритвами.
Пусть луна поглядит в окошко
на пожары постельной битвы!

Без остатка отдам тебе силы я,
вот и утро... Зашоркали дворники.
Отдохнём?.. Отдохнём, моя милая...
И продолжим — с субботы до вторника?

2009г.

Additional information