Три старушки под окном
лясы точат вечерком:
поболтали о погоде,
о ботве на огороде,
о приросте цен на мясо
и на акции Сибгаза,
обсудили депутатов…
Вдруг ударились в дебаты –
чей сынок на свете лучше
и чей заработок круче?

Старшая у них – Сергевна.
Говорит она надменно:
-- Мой Сашок родился хилым,
думали, что враз в могилу
отойдёт. Ан нет, соседки,
оклемался. Парень меткий –
чемпион-биатлонист!
Жалко вот, худой, как глист,
всё не впрок ему еда…
Ну, да это не беда –
на продуктах экономим.
А вещей таперя в доме –
и ковры, и хрустали,
расписные горбыли,
стол из рухнувшего дуба,
из заморской крысы шуба,
золотА медаль из меди –
во как надо жить, соседи!

Тут Петровна подхватила:
--Да и мы живём не хило!
Мой Васёк, дурак набитый,
с детства быть мечтал бандитом.
То с рогатки – по окошкам,
то обрил бродячу кошку,
смастерил с рессоры ножик,
что ни день – то с битой рожей…
Нонеча – совсем не то:
ходить в форменном пальто,
и яму почёт везде,
он – майор ГыБэДеДе!
В доме нашем полна чаша –
шо уж там мядалька ваша;
Васька носит кожный день
дорогую дребедень:
то картину Кикассо
"Девка с каменным лицом";
антихварные доспехи,
шоб забралом бить орехи;
а надысь в хмельном угаре
барабаны Страдивари
яму продал старый жид –
о как, тётки, надо жить!

Третья бабушка вздыхает:
--Нет, не буду Мишку хаять;
парень он, конечно, справный,
да ведь, лодырь окаянный,
целый день глядит в окно,
будто там ему кино…

Сергевна:
--Ты рехнулась, Маня, что ли?
Мишка ж был отличник в школе!
Сколь ему уже?

Баба Маня:
--Да тридцать…

Сергевна:
--Надо бы ему жениться,
баба враз возьмёт в полон.

Баба Маня:
-- Что ты! Этот охламон
девок отшивает враз –
мол, за деньги любят нас.

Петровна:
--Дык откуда ж деньги, Мань,
коли он, как польский пан,
пялится весь день в окно,
быдто там яму кино?
Хто он у тебе, стекольшшик?

Баба Маня:
--Нет, соседки. Дальнобойщик.
Каждый день глядит в окошко
на Расейские дорожки,
дома Мишка редкий гость;
вобщем – оторви да брось!
Нет у нас ни ваз хрустальных,
ни картинок иносрамных,
барабанов, медалЕй…
Но у Мишки тех рублей -
так и сыпятся с кармана,
как опилки из дивана;
и в штанах, и в каждой куртке,
как махорки у придурка…

Тут Сергевна подскочила:
--Охти мне, чуть не забыла!
Благо, тут не далеко – убежало молоко!
И Петровна губки сжала:
--Поздно! Спать пора, устала.
Засиделися мы тут,
дома, чай, доспехи ждут.

Вот и всё. Конец беседе.
Только так скажу: соседи,
не завидуйте Мишане –
мол, деньгУ гребёт горстями.
В ночь ли, или спозаранку
знай, крути свою баранку –
вроде бы расклад простой…
Тридцать лет, а он – седой!

2006г.

Additional information