Виновен. В памяти моей
и быль, и боль прошедших дней,
и пыль не пройденных дорог —
всё то, что выполнить не мог:
не мог в дырявых сапогах
с кровавой пеной на губах
с обрыва в Вислу, чуть не вброд,
и грудью лечь на пулемёт.
Под артналётами под лёд
не уходил; фашистский дот
меня к земле не прижимал
огнём своим. Атаки шквал
не пережил, не шёл в штыки;
не прятал слёзы от тоски,
когда под Легницей легла
на батальон мой смерти мгла.
Не брал в разбеге Кёнигсберг,
под Краковом не красил снег
пробитым сердцем, и Дунай
не знал меня в победный май.
Не хоронил друзей-солдат,
и в этом тоже виноват...
Пусть не был я ещё зачат —
я въехал в жизнь на их плечах.

Additional information