Стоп-кадр

Какие люди
в Голливуде:
им подают маслы на блюде,
им наливают виски в чаши,
а у меня — портвейн вчерашний.
А у меня в квартире сыро;
заплесневел кусочек сыра:
не то, чтоб закусь — так, для мыши.
В кармане нет копейки лишней,
и настроенья нет с получки.
Что жизнь? От случки и до случки
игра со случаем в рулетку.

Куют условия старлетки*:
наложено на совесть вето;
за слово доброе — по морде,
и самый честный тут Мавроди.
И, словно витязь на распутье,
куда ни глянь, как прежде — Путин.
Куда ни кинь — везде границы,
и, пятой спицей в колеснице,
что ни кино — сплошной Куценко;
хоть бейся головой об стенку,
где фонограмма — там Киркоров,
где был Медведев — будет кворум;
а на Мамаевом кургане,
устроив ураган в стакане,
опять меняют депутатов.
Мне ж ни лопатой, ни зарплатой
не нагрести движеньем ловким
на скромный домик на Рублёвке.

А что страна? Она пьяна
и, демократией сполна
объевшись до зелёной рвоты,
живёт с субботы до субботы,
втыкая в вену телевизор
и сексом заменяя близость.
Шипит рекламный ролик «пш-ш-шик!»:
кто пива выпил — тот мужик,
кто не купил презерватив —
тот не уважил коллектив,
кто носит перхоть — тот изгой.
Небесным цветом «голубой»
теперь обозначают зад —
ах, был бы рад маркиз де Сад!..
А я не рад.
Мне худо, брат:
шажок вперёд, да два назад,
прыжок на месте, разворот,
куда — и чёрт не разберёт,
но прочь сомнения и грусть!..
...Таков особенный наш путь.


*Старле́тка (англ. starlet — звёздочка, «star» — звезда и «-let» — уменьшительный суффикс). Обычно старлетка — это молодая, алчущая успеха и денег актриса, готовая на всё.

29/04/2012

В плену заоблачных забот,
когда по факту
мы восхваляли эшафот
и катафалки,
когда тащились через строй,
сквозь шпицрутены,
мы — не желали быть толпой.
Беды оттенки
мы ощущали языком
и рваной кожей;
нам дом казённый был знаком
и дух острожный.
Тогда чесали всех подряд
одной гребёнкой,
и выводили на парад
вплоть до ребёнка;
и Гений Всех Времён был строг
прищуром острым,
и разночтение дорог
каралось оспой....
Но как асфальтом не глуши
свободы семя —
она пробьёт все рубежи.
Взорвалось время,
сметая мусор прежних вех
и пыль опричнин:
все, как один, один за всех,
и каждый — личность....

И вот уже налажен быт,
открыты створы.
Разодран прежний монолит
собачьей сворой:
кому-то пост, кому-то кран,
леса и недра;
кому-то вошь, а к ней аркан,
земли два метра.
Валютный ввозится товар,
блестят обёртки,
и нефтедолларов угар
берёт за глотки;
и нам уже не до любви —
мы сексом сыты,
мол — жизнь такая, се ля ви,
и рот корытом,
и каждый только за себя,
гори всё синим...
На запад или на закат
плывёшь, Россия?

06/12/2011

Стихотворение написано ещё в СССР, в 1990-м... Что-то я не соображу - что-нибудь изменилось за 21 год перехода от тоталитаризма  к демократии?...

Мы все имеем право жить красиво -
красиво жить, как говорят, не запретишь,
по прав числу первейшие мы в мире,
правами нас уже не удивишь.

Мы все имеем право на работу,
Трудиться можем от зари и до зари:
для нас дымятся трубы на заводах,
и это радует, чего не говори.

Мы все имеем право на защиту
страны родной, могучей и большой!
Но, если ты вернулся инвалидом -
стране плевать, а ты хоть волком вой.

Мы все имеем право на леченье,
бесплатно на дом вызываем докторов.
Таблетку даст он - наше вам почтенье,
измерит пульс - и ты почти здоров.

Мы все имеем право на больницу,
там можно от работы отдохнуть,
а если повезет - и подлечиться.
Или напротив - ноги протянуть.

Имеем также право на свободу
печати, голоса и выбора “верхов”:
тут главное, чтоб голос твой не “против”.
А “за” - пожалуйста. Живи и будь здоров.

По прав числу - мы первые на душу,
имеем прав мы больше, чем рублей.
“Так выпьем в радости!” - сказал бы Саша Пушкин -
Имеем право! В кружку мне налей...”

1990г.
Разводим кошек, лохов и мосты...
Глядим в Неву, как триста лет назад...
Уходим: кто в моря, а кто – в "Кресты"...
Но возвращаемся всегда в свой Ленинград.

* * *
Остановлю часы – пусть отдохнут
от городского пыльного угара.
Но время не стоит, и капельки минут
мне отмеряет носик самовара.
Пусть здесь покой, и речка, и родня,
и золотой закат безумно дорог -
но крепко держит за руку меня
неугомонный и такой любимый город.

* * *
Прорастают дома, как поганки,
или как сорняки в огородах:
горделивые, держат осанку, -
а внутри ни красы, ни породы.
Без привязки, без меры и вкуса
монотонных коробок россыпь...
ГосКомСтрой уничтожил искусство
Монферранов и прочих Росси.

* * *
Летели годы, как стрела
Секундной стрелки. Незаметно
Гадюкой осень подползла,
Змеиной кожей сбросив лето.
Забот – без дна, и сон без сна,
Радикулит, с утра одышка...
Но в сердце – до сих пор весна
У поседевшего мальчишки!

* * *
Продвигаясь по спирали
где ползком, а где вприпрыжку,
убегая от печалей,
зарабатывая грыжу,
получая кайф от жизни
в удовольствиях беспечных
или от тоски раскиснув -
вспомни иногда о ВЕЧНОМ!

* * *
Не возведи себе кумира,
не бей поклон чужим божкам -
и ты увидишь краски мира
не там, где ждал. Совсем не там!

* * *
Живи с собой в ладу, а не в борьбе,
не проклинай тех лет, что в Лету сплыли -
простит Господь врагам, друзьям, тебе
всё то, что себе сами не простили...

* * *
Что есть жизнь?
Маета, суета,
пустота от ненужных решений...
Что есть смерть?
Переход в никуда,
в зазеркалье без отражений...
Что есть мысль?
Обрамлённый в слова
опыт сотен других поколений...
Что есть смысл?
Суета, маета,
оправданье себя перед кем-то...

* * *

Хоть "многая лета" кукушкино лживо,
кукушка кукует не ради наживы;
на каждой опушке звуча, как и прежде,
кому-то "ку-ку" подарило надежду.

* * *
Чем погода аномальней,
тем сильнее мой характер:
ураган мне друг-приятель,
и цунами – не беда!
Я, наверно, ненормальный,
но люблю и дождь, и ветер -
с ними веселей на свете
мерять мили и года!

* * *
Как-то раз субботним вечером
я засел писать стихи:
тема вечна – человечества
быт, любовь, долги, грехи…
Но, нарушив одиночество,
словно бабочки на свет
налетели мухи творчества –
и изгадили сюжет!

* * *
Любовь – не спорт,
любовь – не спор,
не битва, не таблица умножения,
ни страсть, ни хворь...
И ты не спорь:
любовь – взаимоуважение!

* * *
И шведов, и немцев громили мы, но
из принципа (или со скуки?)
нас всех опускает на самое дно
страна победившей разрухи.

* * *
На консилиум спешили
доктора (какая прыть!);
по стакану - и решили
организм... удалить!

* * *
Пусть мы живем совсем не так,
как модно нынче,
да только совесть - не пустяк,
не драный лифчик,
не истрепавшийся башмак,
в котором тесно...
Пусть было все у нас "не так",
мы жили - ЧЕСТНО!

* * *
В душе БОМЖа светло и ясно –
он прожил день свой не напрасно:
сдал стеклотары на три сотни,
скрутил две лампы в подворотне
и медный кабель спёр на стройке.
А на любимой на помойке
гора просроченных продуктов,
что сбросил магазин под утро,
и ждут друзья, Маклай и Пека.
Для счастья много ль человеку
необходимо? Да нисколько:
еды немного, на ночь койка,
подружка, что уважит похоть –
и можно дальше не работать.

* * *
Наложу карантин на интим,
ведь яснее мне день ото дня:
поцелуев твоих никотин
убивает во мне коня.

* * *
Твой самолёт растает в небе искоркой,
мой теплоход укроет горизонт;
несут галопом кони наши быстрые,
но останавливаться вовсе не резон:

дорога-жизнь за поворотом не кончается,
какое счастье жить на белом свете;
хоть мы прощаемся, но всё же получается -
нам суждено друг друга снова встретить!

Зацепилось лето за ели,
за колючие шапки сосен.
Хоть сентябрь уже в Карелии,
только нет и намёка на осень.

Непокорной кудлатой зеленью
не желтея, стоят берёзы,
напевая стихи Есенина,
шелестя Шукшина прозой.

Ветерок, чуть насупив брови,
отгоняет, как мух, тучи;
паутинкой-сачком ловит
остывающий солнца лучик.

Зацепилось за скалы лето
и прозрачных озёр блюдца,
сквозь густую вуаль веток
на прощанье с Землёй целуется.

2006г.

Additional information