Ну, ни хрена ж себе – иду по улице,
на тротуаре голуби тусуются;
а впереди меня – ножки в колготочках,
в короткой юбочке виляют попочкой.
И я пристроился за ней в кильватере,
забыв про все дела к едреной матери;
да и какие среди бела дня дела? –
не для работы меня мама родила.

Ох, брови ниточкой и губки бантиком –
конфетка сладкая в блестящем фантике,
реснички-жалюзи, глаза – костер!..
На ком я тратился до этих пор?!
Постой-ка, куколка, постой, красавица!
Подплыл по правилам, как есть, представился
и – ручку кренделем – повел в кабак:
ну, крыша съехала, братва, напал столбняк!

Вы ж сами знаете – чего скрывать,
что я любую сговорю на ночь в кровать:
коньяк, шампанское, ведро лапши
про чуйства нежные моей души…
Я танцевал ее весь день до вечера,
она все слушала меня доверчиво;
пора мотор ловить – уж дело ладилось,
пора любовь крутить – ведь тело ластилось.

Все, как обычно, кореша – шуршу ля фам,
какие делятся на дам и на не дам.
Ну кто же знал, что, как салага, лажанусь –
по этой улице я больше не попрусь.
Она в мой дом вошла – такая лапочка,
сняла решительно все, кроме тапочек,
но обернулась – е-мое – и в горле ком:
ведь эта ж стерва оказалась….. мужиком!

Тусуйтесь, голуби, любитесь, милые,
гляжу на вас – и на душе идиллия!
Вонзайтесь небу в синеву под самый дых,
ведь среди вас, на счастье, нету ”голубых”...


2003г.

Additional information