Работал я в начале третьего тысячелетия механиком на речном пассажирском теплоходе "Га-Вэ-эН". Это если сокращённо. Так-то он "Господин Великий Новгород" назывался, если целиком. Спрашивается, зачем сокращать хорошее название, если получается неблагозвучно? А это оттого, что народ на флоте – лаконичный и конкретный. Оно и правильно, нефиг попусту языком трепать. А если трепать, то желательно со смыслом. В крайнем случае, можно и без смысла, но хотя бы с юмором. А коли и с юмором напряг, так кури молча на юте и изображай конкретность на лице. Вот. И всевозможные сокращения в русском языке пошли, пожалуй,  именно от этой флотской лаконичности. Хотя, может, и от безграмотности – ведь проще написать без ошибок БЧ, к примеру, или старпом, чем боевая часть или старший помощник капитана; замкомпоморде опять же… Не слыхал? Ну как же, была такая должность после Октябрьской революции – заместитель народного комиссара по морским делам. Наркомом Пашка Дыбенко был, а этим самым замкомпоморде у него – некто Вихрамеев, Иван. Но о них я как-нибудь позже расскажу…

Возили мы туристов в основном по островам Ладожского озера, ну и на Кижи иногда, в Онегу... После открытого моря на речке тоска: шоркаешься бортами о берега, туда-сюда, и не поймёшь – то ли на корабле, то ли на суше. И вот, зафрахтовали нас как-то на рейс до Казани. В то время выпускники медресе Татарии частенько отправлялись на Кавказ - то ли мир проповедовать, то ли в джихаде активное участие принять; плюс взрывы в Москве и других городах России... Короче говоря, когда встали на рейде Казани, капитан в лучших советских традициях приказал повысить бдительность. То есть крути башкой на триста шестьдесят, выкатив глаза из орбит, всех впускать – никого не выпускать, обнаруживай врага.
Лето, жара, на небе ни облачка, в машинном отделении пекло. Стою вахту, пот градом. Туристы, а вместе с ними и большая часть экипажа сошли на берег. Чтобы освежиться, решил подняться в каюту, заварить чифирку и покурить на палубе, оставив за себя моториста. Не успел подняться на треть трапа, как сзади грохнул взрыв! Оборачиваюсь - пол-машины заволокло дымом, моторист мой согнулся, задыхаясь в кашле. На флоте действия по спасению судна у каждого доводятся до автоматизма, рассуждать некогда; сыграли общесудовую тревогу, задраили иллюминаторы – и ходу из машины. Пока вахтенный штурманец до мостика добежал и включил систему объёмного пожаротушения, в машинном отделении ещё несколько раз хлопнуло. Из всех щелей и фальштрубы повалил серый дым со специфическим запахом пороха, к нам тут же вышел портовый пожарный катер... Такой вот теракт.
А террористом оказалась питерская компания, установившая на теплоходе перед началом навигации новейшую систему пожаротушения. Принцип действия этой системы гениален до безобразия: при повышении температуры в помещении срабатывает датчик, от него подаётся электросигнал на пиропатрон, который, взрываясь, выбрасывает из ствола и распыляет порошок, прекращающий горение. То есть, никаких тебе труб, гидрантов и едко воняющей огнегасящей жидкости.  Получилось что: первый пиропатрон рванул, перегревшись возле дизеля, остальные мы, получается, активировали сами - в результате выгорела часть ГРЩ, оказался повреждён один из дизель-генераторов, да и с электропроводкой проблем немало было, не говоря уж об облезшей с переборок краске.
Последствия "теракта" исправляли на ходу, своими силами; основные работы достались электромеханику. Электромех - отставной кап-три, отслуживший своё на субмаринах в Заполярье - подошёл к процессу вдохновенно и, я бы даже сказал, трепетно; каждый сгоревший контакт обрабатывался спиртом по военно-морской технологии: доза спирта в организм, пары аккуратно выдыхаются на обрабатываемую поверхность и протираются мягкой фланелькой. Периодически, бурча что-то под нос, он удалялся в свою каюту на перекур, возвращаясь всё более остекленевшим.
Прошли Волгу, потёрлись бортами о берега и стенки шлюзов Волго-Балтийского канала, позади Онега и Свирь - и вот оно, родное Ладожское озеро, мы уже почти дома. Заступаю на вахту с 00-00 до четырёх утра. Туристы наши за две недели ухайдакались, никто не требует продолжения банкета и не рвётся сплясать джигу на юте, на палубах тихо, все спят. Часам к двум ночи перегрелся дизель-генератор, надо останавливать его и запускать отремонтированный. Дело не сложное, но червячок сомнения гложет: всё ли доделал доблестный кап-три, не перекапал лишку? На всякий случай бужу деда; запускаем "динамку", перевод питания с генератора на генератор... теплоход на полном ходу резко ложится на правый борт, в открытый иллюминатор хлынула вода, палуба выскользнула из-под ног, хватаюсь за какую-то трубу, оба главных двигателя, издав затухающий свист, глохнут. В наступившей тишине отчётливый мат капитана из "каштана". Корабль выпрямляется; на наше счастье, погода штилевая, иначе не миновать было оверкиля. Электромеханик перепутал фазы!!! Переборщил с обезжириванием. В результате выбило рулевую электромашину, все включенные насосы и компрессор завращались в противоположную сторону; сжатый воздух, с помощью которого управляются дизеля, весело усвистал из баллонов...

А когда-то теплоход носил имя Юрия Гагарина. Погиб первый космонавт - погиб и теплоход: взорвался паровой котёл. Долго он лежал на боку у питерского речного вокзала. Его восстановили, переименовали, и теплоход этот постройки 1953 года до сих пор бегает. Как говорится, "ГаВээН" в огне не горит и в воде не тонет! Что вы смеётесь? Не зря говорят - как корабль назовёшь...
-------
ГРЩ – главный распределительный щит;
дед – старший механик;
"каштан" – внутренняя судовая радиосвязь;
оверкиль – переворот судна вверх дном.

Additional information