Фрегат, расправив крылья – паруса,
из тихой бухты выскользнет под утро.
А с берега глядят во все глаза,
как в бейдевинде мы уходим круто…

Корабль, выскользнувший под утро летом 1551 года из тихой бухты города Плимут, уносил к неизведанным африканским берегам одиннадцатилетнего юнгу по фамилии Дрейк. Фамилия, доставшаяся малолетнему покорителю морей от папы-протестантского священника, ему явно не нравилась, посему Френсис, едва ступив на трап, заявил: "Утки здесь не при чём (англ. Drake - селезень), корень у фамилии голландский (голл. Draak - дракон". Корабли, на один из которых попал Френсис, принадлежали его троюродному дядюшке, и занимались перевозкой "чёрного дерева", то есть рабов, из Африки к португальским колониям. Учитывая, что испанские и французские военные корабли, курсировавшие вдоль африканских и южноамериканских берегов Атлантики, имели указание уничтожать работорговцев, а пленных вешать на рее – работёнка довольно опасная. Поэтому неудивительно, что вооружены торговые корабли были не хуже военных, а их экипажи состояли из отчаянных головорезов, которым было что терять.

…На фоке вмиг поставив лиселя,
в погоню за удачею сорвемся.
И тает в дымке за кормой земля –
обратно мы не все домой вернемся…

Кстати, головорезы, то бишь морские офицеры, в ту пору были самыми образованными людьми: им необходимо было знать не только математику, астрономию, навигацию, картографию и разные иностранные языки, но и разбираться в географии, геологии, этнографии и биологии. Именно моряки эпохи Великих географических открытий медленно, но уверенно превращали огромную и некогда плоскую планету в маленький, обжитой и уютный шарик. Френсис Дрейк, трудолюбивый и упорный малый, быстро освоил и управление парусами, и прочие необходимые мореплавателю науки; умерший дядя, не имевший наследников, завещал ему свой корабль, и в 16 лет Дрейк уже был владельцем и капитаном небольшого барка, на котором возил рабов на остров Гаити. А к 26 годам, являя собой эталон морского офицера названной эпохи, стал капитаном корабля в эскадре адмирала Хоукинса. Эскадра сия, имея каперское свидетельство, перехватывала испанские суда, везущие из Нового Света золото и драгоценности, а также нападала на береговые испанские поселения в Америке и грабила их.

…На горизонте парус разгляди –
не важно, португальцы иль испанцы –
на абордаж  возьми и победи,
католиков кружи в смертельном танце!..

Постепенно Дрейк превращался в морское чудовище: уже не он сам, а португальцы, испанцы и французы называли его не иначе, как el Draque – Дракон! Обладая несомненным стратегическим талантом, Дрейк придумал, как модернизировать свои корабли. Если раньше пушки устанавливались лишь на носу и на корме – повернуться к противнику бортом означало верную гибель, в такую мишень и слепой не промахнётся – то Френсис установил орудия именно по бортам! А дабы не подставлять под обстрел длинный корпус, после бортового залпа он резко поворачивал, и противник видел либо узкий нос, либо чуть более широкую корму. Потом разворачивался другим бортом: залп, разворот, залп, разворот, отход с линии огня, залп, разворот… Подобная модернизация в совокупности с лавированием позволили Дрэйку увеличить количество орудий с одного-двух на корабль до семи-восьми на каждый борт, увеличила скорострельность и дала фантастическое преимущество: почти из всех сражений наводящий ужас Дракон выходил победителем! Это не было слепой удачей, капризом фортуны – и неудивительно, что после нескольких лет тяжкого каперского труда Дрейк стал одним из богатейших людей Англии. Кстати, серебро он не признавал – брал только золото, остальной груз пуская ко дну.

…Вот капитан дает команду – "Пли!" –
и клипер вспыхнул, как пучок соломы!
Топили мы чужие корабли
под "йо-хо-хо и бутылка рому" !..

Половину прибыли каперы обязаны были сдать в казну. Френсис Дрейк, помимо этого, всегда привозил самые дорогие и изысканные украшения лично в подарок Елизавете, чем снискал её особое расположение и даже был удостоен высочайшей аудиенции. При встрече с королевой пират вскинул руку к глазам, показывая, что ослеплён красотой её величества – Елизавета пришла в восторг от подобной галантности, и постепенно все каперы-адмиралы переняли жест, ставший в наши дни стандартной формой приветствия во всех флотах и армиях мира! На аудиенции королева Елизавета, адмирал Дрейк и несколько высокопоставленных вельмож решили вскладчину снарядить эскадру "для составления карт известных земель и поисков новых (а ежели таковые обнаружатся, то и присоединения их к королевству)", но основная, негласная задача – грабить испанские и португальские корабли и колонии на тихоокеанском побережье Южной Америки. Снаряжённая эскадра была невелика, но состояла из самых быстроходных и манёвренных кораблей; флагманский корабль, названный при строительстве "Пеликаном", имел водоизмещение около ста тонн и вооружен шестнадцатью пушками. Выйдя из Плимута 13 декабря 1577 года и благополучно пройдя Атлантический океан и Магелланов пролив, эскадра попала в шторм: "Морское золото" и "Христофор" затонули, "Елизавету" отнесло далеко назад, и её капитан решил вернуться в Англию. Дрейк на флагмане, к тому времени уже перекрашенного и переименованного в честь придворного покровителя – лорда-канцлера Кристофера Хаттона, на гербе которого была изображена золотая лань – в "Золотую лань", остался один. Один в море не воин? Ха!!!

…Мы курс проложим к новым берегам,
на карту жизнь поставив, как копейку,
и золото найдем на зло врагам
под черным флагом адмирала Дрейка!..

Обследовав Огненную Землю, Дрейк обнаружил, что это не часть южного материка, а группа островов (пролив меж Антарктидой и архипелагом позже нарекли его именем); составил карты островов и объявил их собственностью британской короны; после в одиночку он ограбил полтора десятка городов на тихоокеанском побережье, потопил и захватил несколько галеонов с ценными грузами, полностью парализовав движение торговых кораблей; поднялся на север, обследовал район нынешнего Сан-Франциско, также объявив обнаруженные земли британскими… Обозлённые испанцы поджидали возвращения удачливого пирата у Магелланова пролива, но адмирал решил отправиться от греха подальше к берегам Индии, а после, обогнув мыс Доброй Надежды и созерцая знакомые с детства берега Африки, к 26 сентября 1580 года вернулся в родной Плимут.

…Нас видел берег Огненной Земли,
нас видели Кейптаун и Ямайка;
и как вы не старались, не смогли
догнать фрегат наш –  быстрый, словно чайка!..

Вот так, уходя от преследования, Дрейк совершил кругосветное путешествие, второе после Магеллана по датам, но первое по сути: Магеллан умер во время экспедиции, а на родину вернулась лишь небольшая часть его экипажа.
Королева Елизавета, заслышав о благополучном возвращении пирата-фаворита, лично явилась на "Золотую Лань", на палубе которой и произвела адмирала Френсиса Дрейка в рыцари.
Тем временем испанский монарх Филипп Второй, устав от бесконечных грабежей со стороны английских каперов, начал готовиться к войне. К 1587 году он собрал более двухсот кораблей, назвав флотилию "Непобедимой армадой". По данным разведки, в Кадисе только что были спущены со стапелей ещё 80 новёхоньких галеонов. Дрейк, командуя эскадрой из тринадцати небольших кораблей, 19 апреля совершил налет на Кадис. Из шестидесяти кораблей, стоявших на рейде, он уничтожил половину, а часть оставшихся, в том числе и новый громадный галеон водоизмещением 1200 тонн, увёл с собой, не потеряв при этом ни одного корабля. На обратном пути эскадра сэра Френсиса перехватила галеон "Сан Фелипе", везущий в Испанию груз золота. Налёт Дрейка на Кадис, отодвинувший начало войны минимум на год, заставил Филиппа Второго влезть в огромные долги ко многим банкирам Европы, но всё же 19 июля 1588 года восстановленная «Армада» вползла в Ла-Манш, медленно прошла к проливу Па-де-Кале, где и встала на якоря в ожидании многочисленной армии герцога Пармы, дабы десантировать её на английское побережье. Адмирал, как всегда, решил ударить первым: в ночь на 8 августа эскадра Дрейка из 54 кораблей атаковала "Армаду"! Шесть брандеров (пустых кораблей, напичканных порохом и прочей горючей дрянью) были отправлены к испанскому флоту и подожжены выстрелами. Испанцы в панике пытались лавировать в темноте, уворачиваясь от брандеров и друг от друга, а канониры кораблей Френсиса Дрейка прицельно всаживали ядра под ватерлинию хорошо освещённым галеонам и галерам. К утру от "Непобедимой армады" остались лишь воспоминания…

…Кто пал в бою, а кто-то утонул,
а кто-то просто вздернут был на ноке.
Бедняга Джимми накормил акул,
а другу Сэму оторвало ноги.
Но ты пока что цел и невредим,
за пазуху фортуна тебя прячет,
и ты считаешь, что непобедим
ты – рыцарь Дрейка, джентльмен удачи!..

Вице-адмирал английского флота, сэр Френсис Дрейк, был назначен лордом-мэром Плимута. Но ни титулы, ни огромное личное состояние, ни семья не превратили морского дракона в селезня: он вновь отправился в море каперствовать! К сожалению, последний поход не был удачным: испанцы оказывались предупреждены о приближении «дракона» и готовы к отпору, англичане теряли людей не только в сражениях, но и от болезней, сам адмирал тоже подхватил тропическую лихорадку. 28 января 1596 года он умер у берегов Панамы, близ городка Портовельо. Знаменитого на весь мир моряка похоронили, как и положено, в море, в свинцовом гробу, и точного места подводной каюты адмирала не знает никто; остатки экипажа под командованием Томаса Баскервиля вернулся на родину.

…Фрегат, расправив крылья – паруса,
тех, кто остался жив, вернет обратно.
Но правде посмотри, пират, в глаза
и ощути, насколько жизнь превратна:
ты стал богат, но сильно постарел,
не дождалась тебя красотка Мери;
и в одиночку чахнуть – твой удел,
ведь главный в жизни приз – увы – потерян!
Вольный ветер за кормой, ты вернулся домой -
и  уже все равно, сколько футов под килем!
Но ни кола и ни двора, и лишь кабак до утра -
вот и всё, что осталось ныне,
вот и всё!…

Всё? Пожалуй, стоит добавить, что своими победами Дрейк не просто раздраконил флот Испании и её же золотовалютный фонд, он повернули ход истории: закончилась эпоха испанского господства в мировом океане, наступила пора господства английской короны. Как знать, если бы не адмирал сэр Френсис – может, нынешние Штаты и Австралия говорили бы по-испански, а Ватикан до сих пор оставался бы самой мощной силой мира?.. Вот теперь – всё!

Additional information