Дальнобойщик

Белый снег, это значит - зима,
как обычно, в России нежданная.
И дрожат, замерзая, дома,
укрываясь снегом, как саваном.
Город в спячку впадет до весны,
да и я вместе с ним - следом;
догорают любви костры,
и темнеет быстрее, чем летом.


Припев:
Заметает вьюга следы,
сыплет белый снег на тропинку,
по который идешь не ты
не со мною в обнимку -
заметает вьюга следы.


Белый лебедь взмахнет крылом,
улетая к теплу, к югу,
и уронит к ногам перо,
предвещая стужу и вьюгу.
И замрет одинокий пруд,
и замерзну я с ним вместе:
ведь без теплых твоих губ
умирает моя песня.


Припев.


Белый танец - обычно вальс,
и случайное душ сплетенье.
Прячет ночь от чужих глаз
эти робкие прикосновенья.
В белом вихре кружится зал,
конфетти с серпантином - ворох;
Новогодний кончается бал,
только я на нем - белый ворон!


Припев.

2003г.

Может быть, я не скоро вернусь назад,
может, месяц пройдет, может, тыща лет,
но однажды в твои загляну глаза
и увижу в них встречный свет.
В темноте фары встречные режут глаза,
и не видно ухабов ночных дорог.
Знаешь ты - мне нельзя назад,
знаю я - можно лишь вперед.

Под колеса льется серый асфальт,
на кардане километры - года;
может быть, я вернусь назад,
ну а, может быть, никогда.

Мимо белых берез, мимо тополей,
мимо спящих поселков и городов
пробегает дорога судьбы моей,
провожая огнями чужих домов.
Серым облаком виснет за нами пыль,
и соленой слезой под рубахой пот.
Уходя, не сжигай за собой мосты,
не спеши обрывать последний аккорд!

Не спеши, погоди, оглянись назад;
разгляди в небесах звездный свет.
Пусть не встанет стеной пред тобою асфальт,
пусть не примет в объятья чужой кювет!


Шелестит под колесами пыль дорог:
то равнина, то горы, то степь, то лес.
Кто-то ждет нас, а кто-то - увы - не смог,
для кого-то дорога - Бог, для кого-то - Бес.
Через рельсы и реки легли мосты,
через память легла вереница снов;
через сны разгляди-ка, где я, где ты?
Но в колоде моей целых пять тузов -


и покуда под колеса асфальт,
километры на кардан и года -
пусть не скоро, но вернусь я назад,
пусть не сразу - но навсегда.

1998г.

Снова в путь, мне зелёный зажгли,
"ни гвоздя, - пожелали, - ни жезла,
ни поломок от дома вдали,
ни пера и, конечно, ни пуха!"
Я "седло" под прицеп закачу,
и уютно устроившись в кресле
с Розенбаумом кассету включу –
он в дороге совсем не помеха.

Опять сегодня ранним утром
тащу контейнер в город Муром,
оттуда в Питер или, может быть, в Курган.
То задыхаясь, тянем в гору
под Розенбаума переборы,
то разгоняемся, как бешеный джейран;
летим под горку, словно раненый джейран.

Красным заревом вспыхнул закат,
и свинцом наливаются плечи.
Тыщу вёрст, тыщу жизней назад
я уже принимал этот груз –
мы Сизифы асфальтовых лент
в кадрах дней и пути бесконечном –
что ж, у каждого в жизни свой крест,
мне давно мой по нраву на вкус.

Доставим груз и днём, и ночью,
хотите – в Пермь, хотите – в Сочи,
хоть в Атлантиду, если есть туда асфальт;
ну, не асфальт, то хоть бы тропка -
пусть не проспект, но всё ж дорога –
и я привычно нажимаю на педаль,
включая скорость, нажимаю на педаль.

Желтым светом моргнул светофор
на пустынном ночном перекрёстке,
продолжая дневной разговор
с той дорогой, что шла за Урал.
Приглушенно работал движок,
и туман опускался белёсый, –
что ж, пора нам с тобою, дружок,
на стоянку – и спать до утра.

Ведь завтра снова путь неблизкий:
то к морю Чёрному, а то к Балтийскому,
а то от Мурманска на берег Иртыша;
то в гололёд – на лбу испарина,
то окунаясь в вьюги марево,
поют колёса, и поёт моя душа;
шуршат колёса, и поёт моя душа;
поёт….

Я влюбился, словно мартовский кот,
дни и ночи жду тебя у ворот.
Только почему-то мне не везет,
снова слышу я отказ.
И я готов хоть в Магадан, мадам,
иль напиться вдрабадан, мадам,
только чтобы не видать, мадам,
мне твоих бездонных глаз!

Вот луна по небосклону плывет,
дождь холодный мне за шиворот льет;
по асфальту - каблучки цок-цок-цок:
моя милка с кавалером идет.
Эх, рвану я в Магадан, мадам,
иль напьюсь я вдрабадан, мадам,
только чтобы не видать, мадам,
мне твоих бесстыжих глаз!

Мне любовь такая не по плечу,
больше видеть я тебя не хочу!
От любви до нелюбви шаг один,
снова буду сам себе господин.
Соберу я чемодан, мадам,
улечу на Колыму, в Магадан,
закалымлю и пропьюсь вдрабадан,
и забуду про любовь!


2001г.

Моя родина - дорога:
перелески да тайга,
ясный полдень, ночь-воровка,
небо, море, берега,
перекрестки, перекаты,
переливы соловья...
Все спешу, спешу куда-то -
в те места, где не был я.

Дорога - судьба, дорога - отрава;
мелькают обочины слева и справа,
мелькают поселки, пейзажи и даты,
и лица друзей - фотографией смятой...

Словно перекати-поле,
дунет ветер, и - пока!
Полной грудью ветер вольный
пью, как воду родника.
А назад - не оглянуться,
мчусь, мотор насилуя...
Но хочу, хочу вернуться
в те места, где не был я.

Несутся навстречу дороги чужие,
пульсируя жарко огнями: мы живы,
мы тоже мелькаем в пейзажах и датах,
и в лицах друзей - фотографией смятой...

Additional information