25-й меридиан, если считать к востоку от Гринвича, словно вертел, пронзает окорок Финляндии от самой северной точки на реке Утсйоки до стольного града Хельсинки. Говорят, смотреть в Финляндии нечего – ровные дороги, ровные стены, уравновешенные характеры. Действительно, финны на редкость фанатичны по отношению к ровным поверхностям: за четыре года непрерывных командировок в Финляндию я объехал множество городов этой страны, и нигде не встречал покосившихся домов или сараев. Даже если это очень старый дом или сарай, стены у него идеально вертикальны и параллельны друг другу, а углы абсолютно прямые. Скучно – то ли дело наши живописно покосившиеся избушки! Но всё же позвольте пригласить вас на небольшую прогулку по коротким, словно летние ночи, параллелям Страны Тысячи Озёр.

Начнём, пожалуй, с северных территорий. В восьми километрах южнее северного полярного круга, у слияния рек Оунасйоки и Кемийоки, находится административный центр Лапландии: Рованиеми. Городом Рованиеми стал относительно недавно, в 1938 году, но подобрав под себя близлежащие территории с хуторами, он стал самым большим по площади городом Европы: 8016 квадратных километров! Для сравнения: Москва занимает всего 1091, Токио – 2187, и даже Шанхай – 6340 кв.км. Правда, людей тут живёт  меньше шестидесяти тысяч, включая «пригороды». Столица Лапландии по совместительству ещё и  столица Санта-Клауса (по фински Йоулопукки). Здесь есть все рождественские атрибуты: огромная пещера в недрах горы Сувясенваара с аттракционами и сувенирными лавками, главный почтовый офис Санты, где можно в любое время года заказать поздравление с Рождеством «от самого», нарты Йоулопукки в оленьей упряжке и ледяной дворец-гостиница.
Тут же находится и столица «золотой лихорадки» Финляндии; на золотом прииске посёлка Танкаавара, входящем в черту города, можно попробовать самому (под контролем инструктора) намыть золотишка. А в 130 километрах севернее, в посёлке Лампиваара – единственный действующий в Европе аметистовый рудник.  Такая вот золотая новогодняя параллель.

Оулу, или по-шведски Улеаборг, стоит на севере Ботнического залива. Когда-то эти земли входили в состав Новгородской республики; в 1375 году (согласно Новгородской IV и Софийской I летописей) «постави карела семидесятская новый городок на Овле на реце». И хотя фактически Приботнические земли перешли под власть Швеции, граница, установленная Ореховецким договором 1323 года, юридически продолжала существовать ещё двести лет, и в текстах русско-шведских договоров XV-XVI веков подтверждалась линия границы от реки Сестры до Ботнического залива. В 1590-м на развалинах старых русских укреплений шведы построили замок, а в 1605 году король Карл XI распорядился основать напротив замка поселение: этот год и считается годом основания Оулу. Вроде бы и далеко новгородцы забирались, но отсюда до русской границы близ карельского райцентра Калевала всего 200 км. Неслучайно во время финской кампании 1939-1940 г.г. именно этой дорогой на Оулу пытались пройти советские войска, разрезав Финляндию пополам. Но, растянув дивизию из 15 тысяч человек, сорока танков, 120 орудий и 4500 лошадей на двадцать километров по узкой грунтовой дороге, были разбиты за две недели. Это самая короткая параллель Финляндии.

Турку(Або). Первая столица страны Суоми, он же старейший её город. Точная дата основания неизвестна, но порт Турку упоминается арабским географом Аль-Идриси в 1154 году в книге Китаб Рудьяр, а кафедральный собор, поныне возвышающийся над городом, заложили в середине XIII века. Шведское название города Abo произошло от древнерусских а – река и бо – жить, то есть живущие вдоль реки; финское Turku -  тоже от древнерусского слова, търгъ, то есть торг. Место для международной торговли отменное, и город многократно подвергался набегам и грабежам; крупнейший из них в 1318 году совершили новгородцы. После Ореховецкого мира столкновения прекратились, Турку вступил в Ганзейский союз, а к 1409 году начал даже чеканить собственные деньги, отличавшиеся от шведских. Тем не менее, назову эту старейшую параллель – древнерусской.

Порвоо (Борго). По возрасту это второй в Финляндии город, после Турку. Начиная с XIVвека шведы контролировали здесь речную и морскую торговлю, хорошо сохранившиеся средневековые деревянные таможенные склады и поныне стоят вдоль реки – это своего рода визитная карточка города. Но больше он известен тем, что именно в Порвоо (Борго) русский император Александр I созвал Боргосский сейм, который в июле 1809 года утвердил автономию финского государства. Сейм проходил в Кафедральном соборе постройки 1414 года, собор этот доныне в отличном состоянии, внутри него установлен памятник Александру I.
В 1966-м году в Порвоо начал работать завод NESTE Oil. Нефти в Финляндии нет, а город нефтяников – пожалуйста. А ещё в Порвоо снимался фильм Леонида Гайдая «За спичками»: то есть, здесь – огнеопасная параллель.

Лахти. Больше всего этот город известен своим чемпионатом мира по лыжным видам спорта, который проводится с 1923 года. Даже летом на пешеходных дорожках часто можно увидеть лыжника - правда, лыжи роликовые. Лахти четыре раза подавал заявку на организацию и проведение Зимних Олимпийских игр: в 1964-м, 1968-м, 1972-м и 2006-м годах, но все четыре раза уступил, соответственно, австрийскому Инсбруку, французскому Греноблю, японскому Саппоро и итальянскому Турину. Зато здесь, на берегу озера Анкюлюсярви, обнаружено одно из древнейших поселений первобытных людей – по меньшей мере, 9300 лет эти места обитаемы. Делаем вывод: здесь пролегает первобытно-спортивная параллель.


Тампере. Уровни озёр Нясиярви и Пюхяярви различаются на 18 метров, и от одного к другому течёт река Таммеркоски длиной меньше километра. А на берегах реки с 1775 года стоит город Тампере. Помимо красивейших озёр, в городе множество разнообразных музеев. Например, музей финской писательницы Туве Янссон, создательницы Мумми-Троллей. В сказочной долине музея расположен голубой домик, в котором живут Снусмумрик, Мора, Хемуль и другие; а в кладовке даже стоят банки с настоящим вареньем. Как оказалось, Мумми-Тролли – это не финские бегемотики, а мутировавшие медведи.
Уникальный для Скандинавии музей Шпионов с набором отравленных зонтиков, стреляющих губных помад, бутылками невидимых чернил и шифровальными машинками отыскать нелегко. В путеводителе к музею дано несколько ориентиров, но они слабо помогают. Зато ровно в 11 часов дня из окна дома напротив Торгового центра (один из ориентиров) появляется шлагшток с чёрной футболкой и номером 007 на ней – путь открыт! А ещё в Тампере есть единственный действующий музей Ленина в Европе, потому что именно здесь жил и готовил план революции вождь мирового пролетариата Владимир Ильич. И именно здесь в декабре 1905-го проходила первая конференция РСДРП, на которой впервые встретились Ленин и Сталин. Поэтому – внимание, осторожно: тут проходит параллель революционно настроенных медведей!

Ханко (по-русски Гангут). Самый южный город Финляндии. Между скал Коббе и Гамбла на полуострове Ханко располагается извилистый пролив Хауенсуоли (фин. Hauensuoli, Щучья кишка). В этом месте сохранилось около 650 наскальных рисунков, старейшие из которых XVI века. Многие из них — это подписи морских путешественников, эдакое международное «здесь был Вася».
Кто владел Ханко, тот контролировал все движение между Балтийским морем и Финским заливом. Это хорошо понимал Петр I, который разбил шведов в Гангутском сражении летом 1714 г. Весной 1808 г., когда началась очередная война Швеции с Россией, крепость Ханко перешла России. После присоединения Финляндии к России в 1809 г. русский гарнизон продолжал оставаться в крепости Ханко, которая с этого времени стала именоваться "Гангутский город". Многие из старослужащих солдат на Ханко женились на местных девушках, а шведские ремесленники, также служившие в крепости, переходили на русскую службу.
По советско-финляндскому мирному договору 1940 г. полуостров Ханко был передан Советскому Союзу в аренду на 30 лет для создания военно-морской базы. К июлю 1941 года здесь было 28 тысяч гарнизона, артиллерия, флот, авиация, перешеек полуострова с нашей стороны пересекало пять оборонительных линий. С финской стороны была сооружена линия Harpaskog, где насчитывалось 46 бетонных пулемётных и артиллерийских бункеров, и ещё почти полтораста были в процессе строительства. Линия проходила по морскому побережью и островам и пересекала перешеек примерно в 3 км севернее нынешнего Фронтового Музея. Сто шестьдесят пять суток с начала Великой Отечественной держал гарнизон оборону, но к декабрю, оказавшись в глубоком тылу, практически без потерь был эвакуирован с боевой техникой в Ленинград. Героическая параллель.

И, наконец, Хельсинки. Рассказывать о его достопримечательностях можно долго – столица, она и есть столица. Тут и великолепный Кафедральный собор, и необычный храм, целиком вырубленный в скале, и оригинальный памятник композитору Сибелиусу… Однажды я попал в Хельсинки на 1-е Мая. На площади возле Центрального железнодорожного вокзала Хельсинки собралась колонна демонстрантов, в лучших традициях Советского Союза: с шариками, знамёнами и духовым оркестром. Оркестранты, продув свои валторны, тромбоны и тубы, грянули что-то до боли знакомое. Ага, ага… это ж… ну да! «По улицам ходила большая крокодила, она, она зелёная была»! Любимая песня анархистов. «Крокодила» плавно перешла в «Белая армия, чёрный барон», а  затем мелодия так же незаметно перетекла в «По долинам и по взгорьям». Колонна под музыку вытекла с площади на восток. Я ждал, что в  продолжение попурри  прозвучит тема «Боже, царя храни» – это было бы логично, учитывая роль Александра I  в независимости Финляндии, но оркестр ушёл, так и не вспомнив об императоре.
На одной из центральных улочек мужчина виртуозно извлекал из ксилофона «Тореадор, смелее в бой». Ксилофон был на колёсиках. У финнов множество всевозможной самодвижущейся техники, включая электросамокаты и магазинные тележки, поэтому меня не удивил бы и ксилофон с моторчиком. Я заглянул вниз – пусто. Вероятно, моторчики в музыкальных инструментах дурно влияют на звучание. К ксилофону, шатаясь, приблизился изрядно наотмечавшийся слушатель в сползающих то и дело джинсах. Пошарив в карманах, отчего штаны снова упали чуть не до колен, он не обнаружил ни цента, но уйти, не отблагодарив за музыку, посчитал для себя неприличным, посему поставил в шляпу баночку
пива.
Сидя на брусчатке тротуара, продавали там-тамы, стеклянные бусы и маленьких деревянных идолов горячие африканские парни, зачехлённые в три куртки каждый по причине не очень плюсовой температуры и свежего ветра с Финского залива. Мимо прошла девушка в одной футболке (весна!), куртку она завязала рукавами на талии. На перекрёстке цыгане активно обрабатывали прохожих. Цыгане в Финляндии такие же, как в России: цветастые и горластые. Чуть менее наглые, но более жирные.
Ближе к вечеру стали попадаться навстречу люди без флагов, зато в колпаках с бубенцами и в клоунских носах. Как оказалось, экономные финны совместили День Труда с первоапрельским Днём Дураков. День Трудящихся = День Дураков. Странная параллель.

Но всё же главная характеристика Суоми – это гармония природы и урбанизма, древности и современности, внешней медлительности – и стремительности благоустройства и развития страны. Не случайно в рейтинге  2010 года, составленного с точки зрения общего качества жизни журналом Newsweek, Финляндия заняла первое место.
Говорят, смотреть в Финляндии нечего – ровные дороги, ровные стены, уравновешенные характеры…  Пожалуй, соглашусь: гармонию невозможно увидеть, её надо ощутить.

Additional information